1. Новини Закарпаття
  2. >
  3. Вся область
  4. >

Офіцер Червоної Армії про Закарпаття в 1944-му: "можно больше не пить эту отвратительную водку, а только вина"

22.12.2017 21:29 Суспільство

Уривок з військового щоденника історика мистецтва і колекціонера, в роки війни ст. лейтенанта Суріса Бориса Давидовича, опублікував закарпатець Pavlo Khudish.

Борис Давидович служив перекладачем у розвідці 351 стрілецької дивізії (18 армії 4 Українського фронту), яка звільняла Закарпаття у 1944 році. Єврей родом з Одеси, досконало володів німецькою та французькою. Перекладав при допитах. 

Увага - багато тексту, але дуже цікаво про Мукачево та Ужгород. На момент написання автор мав 21 рік. Мова оригіналу, - підписав Pavlo Khudish опублікований текст на своїй сторінці в ФБ.

"1 ноября 1944. Как нас встречали в Чехословакии.

В селе, не доезжая Мукачева, вывешены красные флаги, через шоссе протянут приветственный лозунг — когда они только успели их припасти?

В Мукачево я въезжал галопом на огромном и худом вороном коне. Все приветливо машут руками — все в восторге от нашего прихода.

Городок хорош — на главной улице жители сами растаскивают магазины со всевозможными товарами. Нашего брата интересуют в основном винные склады. Я сам нашел склад вина, склад мармелада, 2 тонны горючего и 5 вагонов зерна, поставил на их охрану 6 своих конников, а потом еле вытащил их оттуда.

Потом были мы на квартире у одного чеха, где круглые сутки был накрыт стол и где мы круглые сутки пили ром. Слава богу, горы кончились, мы вышли на равнину, можно больше не пить эту отвратительную водку, а только вина.

Потом привели перешедшего на нашу сторону венгерского капитана — помощника начальника оперотдела штаба 1-й г<орно>с<трелковой> бр<игады> венгров. Мы с ним пили ром, беседовали о музыке, шахматах, Саллаши, советской власти, и я ему продул две партии в шахматы.

Потом в каком-то селе на полпути к Ужгороду ночью били морду немцу — первому пленному немцу за сколько времени.

Потом была дорога в Ужгород. Сотни пленных.

Евреи из рабочих рот, я заставляю их снимать с рукавов желтые повязки. Эти несчастные страшно рады — они даже не знали, что это можно.

В сельской кузнице за деньги куют лошадей. Все пьяны.

На крыле автомашины въезжаю в Ужгород. На станции идет борьба с мародерством: ходят генералы — командующий фронтом, армии, бьют морды и расстреливают. А за их спиной их же собственные ординарцы и адъютанты грузят их машины барахлом.

Ужгород — чудесный городок. Особенно понравилась мне одна перспектива с высокими геометрическими домами, прямым шоссе с плавными поворотами и стройными столбами электричества и связи. Это — столица Карпатской Руси.

Бои за Ужгородом. <...> Драп обозов при зареве горящей деревни. Я отправил Марийку вместе с нашей бричкой в город, — нас-то убьет, черт с ним, так положено, а ее жалко. Поцелуй в слезах.

Сурис с раной. Я еду в Ужгород лечиться в медсанбат. Вымок, как курица, несмотря на шинель и палатку.

Погостил с полдня у контрразведчиков, позавидовал квартире с электрическим светом и ванной. Люди живут непривычно хорошо. Я чувствую себя в этих городских квартирах, как человек, надевший очень тесный сапог. Мне больше по душе какая-нибудь низкая крестьянская хата с коптящими свечами на шатком столе и деревянной кроватью с соломой. И вообще, как это люди могут жить без телефона?..

Потом я нашел в городе Марийку. Если суждено этому дневнику попасть когда-нибудь в руки Нинушки, пускай позлится.

Переночевал я у нее. В медсанбат я в этот раз так и не поехал — ну его к лешему, и так заживет.

20 ноября

Как я разлагался в капиталистическом обществе. Собрание господ русских офицеров — майор Николайчик, майор Джикия, Бороздянус, Тафельштейн и другие.
Первое, что меня поразило при входе, — это звуки румынского ресторанчика, вроде «радио Румунешти, радио Букурешти», затем — длинные ноги в прозрачных чулках. Источником звуков оказались несколько музыкантов — старик с контрабасом, несколько человек с широко открытыми черными глазами (почему они все одинаковые?..) — скрипачи. Этот оркестрик, специально созданный в Ужгороде для увеселения господ русских офицеров, надрывался перед нами всю ночь за какие-то сто крон. Обладательница же длинных ног оказалась при ближайшем рассмотрении какой-то не то артисткой, не то еще чем-то таким же интересным: Олена.

Встреченный бурными овациями всех присутствующих, я сразу плюхнулся за стол и выдул с литр вина. Конечно, сразу опьянел, и потом пошли безобразия. Пили много, и Тафельштейн провозглашал одесские тосты. Нашелся еще один земляк — какой-то старший лейтенант, все время танцевавший с обладательницей соблазнительных ног. Этот земляк объяснялся мне в любви и знал всех старых друзей и знакомых, которых я называл, даже вымышленных. Докучаев, которого я притащил с собой, все горевал над стаканом вина о брошенной дома недописанной передовице для завтрашней газеты. Бороздна пытался выучить музыкантов неаполитанским песням, но взятая ими с голоса «Тиритомба» была безжалостно изуродована. Присутствовали, кроме всех прочих, надпоручик чешской жандармерии и шофер, когда-то возивший самого Бенеша. Ребята хорошие — они водили наш 61-й полк, когда он был в тылу противника в Павловце. Шофер Бенеша здорово сплясал русскую и заграничным голосом спел Donna Lucia. Потом я решил отобрать у земляка единственную представительницу прекрасного пола. Что было дальше — я уже не помню. Кажется, целовал ей руки, усадив рядом с собой на диван, а она спрашивала, интересует ли меня, и заявляла, что я «ще дитина». Потом я разбрасывал деньги кабацким жестом подвыпившего купца и требовал, чтобы музыканты исполнили Вторую венгерскую рапсодию Листа. Потом, в дым пьяный, я уехал домой верхом.

На следующий день было разложение на дому — начальство все на ночь уехало. Опять Марийка. Господи, помилуй мою грешную душу.

Регулярно через ночь противник обстреливает в Ужгороде район моста бронепоездом, который выходит на разъезд Вайковце

20 ноября. Ночь на 21-е Ноябрь.

Слава те господи — сегодня началось общее наступление.

Завтра, наверное, до свидания, Ужгород, с квартиркой с электрическим светом и сумасшедшими магазинами, в которых ничего нельзя купить. Прощай, Марийка. Эх, еще бы одну ночь...

В Ужгороде открылись несколько магазинов. В магазине гораздо быстрее можно что-нибудь украсть, чем купить."

Нагадаємо, затримано львів'янина, який розрахувався фальшивими доларами в Закарпатті.

Читайте на ГК:Двоє жителів Львівщини та закарпатець пограбували чоловіка в Ужгороді
Читайте на ГК:У Сторожниці на Ужгородщині горів будинок
Читайте на ГК:На БАМі в Ужгороді троє невідомих побили йорданця (ВІДЕО)
Цей матеріал також доступний на таких мовах:Російська

Якщо ви знайшли помилку на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Стрічка
Система Orphus