1. Новости Закарпатья
  2. >
  3. Вся область
  4. >

Выжил, потому что хотел "Фанты". История хирурга из Закарпатья и пациента с Дебальцівського котла (ВИДЕО)

23.02.2020 13:22 0 Общество

"В тайнике, вырытой земли, мы на протяжении девяти суток делали операции в Дебальцівському окружении", - рассказывает о своем опыте окопной хирургии в XXI веке Александр Данилюк.

26-летний хирург 128-й отдельной горно-штурмовой бригады из Закарпатья провел вместе со своими коллегами из медицинской роты около 100 операций.

Он останавливал внутренние кровотечения раненым бойцам в котле, из которого не было никаких путей эвакуации в ближайших госпиталей.

Это спасало жизнь и здоровье. Хотя каждый из тех, кто оказывался под спасительным скальпелем хирурга, и тех, кто оперировал, понимал, что каждый день в котле может стать последним для всех. Но операции продолжались безостановочно. День и ночь - с 9 февраля до полуночи 17 февраля, то есть до самого прорыва.

BBC News Украина рассказывает историю последней операции Александра Данилюка в окружении.

"Боль, после которого ничего не страшно"

Приближался вечер в зимнем донецкой степи под Дебальцевом. Начинали подкрадываться первые сумеречные тени в густой, серой вате тумана. Под землей, в украинских окопах, день и ночь давно смешались между собой, а неизвестность, что окутывала всех, была гуще туман наружу.

В окопе медицинской роты стоял стон раненых, от которого все уставали. Больше чем от взрывов и выстрелов извне. Да и артиллерии со стороны украинской армии уже почти не было слышно. Оперируя очередного раненого артиллериста, медики выяснили, что стрелять из артиллерии уже нет кому.

Последние ее бойцы - под хирургическим скальпелем.

Выхода не было в буквальном смысле - длилась девятая сутки окружения.

Уже после первых дней окружения, в которое украинскую армию взяли сепаратисты и россияне, в медицинской роты не осталось ни одного автомобиля для вывоза раненых, с каждым днем все больше истощались запасы анестезии и других лекарств. В конце концов, в операционный блиндаж попал снаряд "Града".

Для ампутаций конечностей использовали пыли, которую дал бригадный электрик. Для переливания крови - пластиковый стаканчик. Дыхание во время сложных операций поддерживали вручную: "дышали" за раненых военных по очереди анестезиологи, санитары, водители. Все, у кого были силы и свободные на какую-то минуту руки.

В низком подземелье хирург оперировал много часов на коленях, а анестезиологи - даже лежа.

Хирургу 128 бригады Александру Данилюку сказали, что везут очередного раненого, на этот раз с блокпоста "Балу" на трассе Ростов-на-Дону - Харьков. Ранения - в живот.

17 февраля украинская армия еще удерживала линию фронта.

"Я пытался сам себя настроить на то, что ранение может быть и не тяжелым, не обязательно же там повреждены жизненно важные органы, что сложная операция не понадобится. Но нет, когда Сашка Тарасюка привезли, стало понятно - там критическое ранение. Осколок попал в печень", - вспоминает Александр Данилюк.

"Он умирал. Единственный выход - срочная операция. Я Саше сказал, что мы готовы ее делать. Может, о себе я и не был готов. Понимал: шансов выжить в таких условиях почти нет", - говорит хирург.

Александр Тарасюк ответил: "Делай, что хочешь, только чтобы не болело".

У медиков почти не осталось анестезии, нужной для полного сна и обезболивания. За это пациент был во сне только один час из четырех, в течение которых длилась операция. Остальное время - все слышал, чувствовал, но не мог пошевелить даже пальцем.

"Он чувствовал боль, после которого уже ничего не страшно. Вообще, опыт в окружении нас так закалил, что в гражданской жизни нам уже ничего не страшно. Под конец операции я понял, что у Саши таки есть шанс жить, но было еще рано давать прогноз. Вообще, шанс есть всегда", - рассказывает Александр Данилюк.

После операции анестезиолог Руслан Ярмошевич сделал фото, на котором Александр Данилюк и Александр Тарасюк показывают пальцами знак победы. Это было около 11-ти часов вечера подходила к концу девятая сутки окружения.

"Я подумал, что даже если мы не останемся живыми, то этот момент нужно зафиксировать. И это фото было последним в окружении. А могло быть последним в жизни", - рассказывает врач. Теперь эта фотография стала эпической.

Когда операция закончилась, хирург еще больше устал от стона вокруг. "Я сказал: "Давайте следующего!" Мне ответили, что следующего пациента не будет. "Что драп-марш?" "Да!", - тогда мне стало страшно. Перед тем мы уже устали чего-то бояться".

Медикам дали один час, чтобы обезболить и подготовить всех раненых до "поездки", если можно было это так назвать. Вокруг раздавались крики от тяжелой боли.

Через час после того украинская армия пошла на прорыв из окружения вместе с ранеными в неизвестность. Расстояние в 50 км преодолевали на протяжении 12 часов.

Перед отправлением хирург написал письмо, в котором описал, какую именно операцию сделали Александру Тарасюку. Он положил его в карман только что прооперированного Сашка с надеждой, что тот выживет и кто найдет это письмо в госпитале.

В нем хирург также просил еще раз прооперировать своего последнего пациента из котла в условиях госпиталя. Существовал очень высокий риск осложнений.

"Я думал, что мы никогда больше не увидимся".

Хирург перенес на руках прооперированного бойца в военную машину, которая показалась пригодной для его перевозки: там было тихо и мягко. Лишь после прорыва, уже в Бахмутском госпитале Александр Тарасюк понял, почему там было так тихо: он ехал вместе с погибшими военными, лежал всю дорогу на них.

Вдоль всего пути прорыва в Кразы и другие машины до живых и мертвых подсаживались другие украинские армейцы, которые шли на прорыв. "Если изначально нас было трое в машине, то под конец - тридцать три. У меня на коленях сидели еще два слоя людей. Они спасли мне жизнь, ведя ближний бой с врагом. Я лишь имел передавать им быстро патроны. Сам я никогда не стрелял в врага", - вспоминает врач.

Затем их КрАЗ подбили и его пассажиров, в том числе и врача, собратья освобождали из-под завалов. К счастью, все спаслись. Тем временем машина с погибшими и ранеными, где ехал Александр Тарасюк, почти чудом прорвалась из окружения.

Впоследствии коллеги из Харьковского госпиталя сделают замечание окопному хирургу, что тот не сдержал всего протокола таких операций и не все описал в письме. В официальной медицинской документации будет указано, что операцию делали якобы в условиях госпиталя. "Какая-то фантастика написана", - шутит хирург.

Кстати, Александра Тарасюка повторно не оперировали. После операции он восстановился без осложнений. Уже через месяц попробовал свой любимый напиток "Фанту".

"Почему я выжил? Видимо, очень хотел выпить "Фанты". В спрессованный момент жизни для него имел значение вкус именно этого оранжевого напитка.

"Я, кстати, просил его придерживаться диеты. Но он непослушный пациент", - шутит Александр Данилюк.

Сам хирург после прорыва первым делом купил все виды йогуртов, которые продавались в бахмутском продмазі. В окружении он пообещал их электричество, который дал свои пыли и кусачки для ампутаций. Тот очень любил йогурты.

"Никто в ступор не падал"

"С самого начала мы знали, что в окружении. Но никто в ступор не падал, что, мол, нас вот-вот убьют", - рассказывает пять лет назад Александр Тарасюк.

Важно частью правды о тех событиях для него и его собратьев есть доказательства участия военных российской армии в Дебальцівській битве.

Украина обвиняет в этом Россию, а и официально это отрицает.

"Уже в окружении ехали шесть российских танков. Один заблудился в тумане. Он вернул на наш блокпост "Балу". Мы его подбили и взяли в плен экипаж: два гражданина России и один Украины. Они говорили, что воюют против натовских войск, а не украинской армии. Якобы под Дебальцево стояли войска НАТО", - рассказывает Александр Тарасюк.

Все пережитое в Дебальцевском окружении хирург Александр Данилюк описал в собственной книжке "Те, что устали бояться", которая вышла к пятой годовщине битвы.

"Когда утром 9 февраля в течение трех часов я не мог вывезти раненого до Бахмута, потому русский танк перекрыл дорогу, понял, что нужно что-то решать. Можно было или самоустраниться, или поднимать скальпель над пациентом в земли, посреди глины", - так хирург принял решение оперировать, вопреки правилам и обстоятельствам. И это изменило его жизнь и спасло остальных.

В первый день окружения, 9 февраля, под Дебальцево погибла целая команда медиков, уезжая в медицинском реанимобиля, который никак нельзя было спутать с военным: Сергей Кацабін, Анатолий Сулима и Михаил Балюк.

"К нам приполз раненый, который ехал с ними и остался живым. Он просил нас: "Не езжайте по той дороге ("дороге жизни"), там расстреливают медиков", - рассказывает хирург.

И вот с этого началась история спасения жизней в котле, которая продолжалась девять дней, а ее результаты в полной мере можно оценить лишь спустя определенное время.

Сейчас хирург Александр Данилюк работает в Министерстве здравоохранения, где отвечает за реформу экстренной медицины на общенациональном уровне.

А его пациенты с котла живут в разных регионах Украины, женятся, рожают детей и планируют будущее. Живут, одним словом.

Напомним, история переселенки из Донецка: "Сейчас Ужгород - мой дом"

Читайте на ГК:Интервью на "Голосе Карпат": Олесь Доний о закарпатскую журналистику, национальную идею и Сороса (ВИДЕО)
Читайте на ГК:Обнародованы графики ужгородских маршруток № 18, 20 и 24
Читайте на ГК:Ужгород присоединился к всеукраинской акции "Авакова — в отставку!"
Этот материал также доступен на следующих языках:Украинский