1. Новини Закарпаття
  2. >
  3. Світ
  4. >

LeFigaro: На землях Віктора Орбана, людини, що кидає виклик ЄС своїм проектом християнської Європи

18.05.2019 21:08 Аналітика

Далі пропонуємо вашій увазі переклад статті LeFigaro від видання Инопресса мовою оригіналу:

"Венгерский премьер-министр играет со страхами, унаследованными от бурной истории Венгрии, и опирается на плохой итог деятельности социалистов, чтобы навязать свою модель нелиберального правления в стране", - пишет спецкор LeFigaro в Мохаче и Будапеште Лора Мандевиль.

"По словам профессора Норберта Папа, археолога из Печского университета, премьер-министр Виктор Орбан сделал битву при Мохаче (Сражение, произошедшее 29 августа 1526 года у Мохача, в Венгрии, в ходе которого Османская империя нанесла сокрушительное поражение объединённому венгро-чешско-хорватскому войску. - Прим. ред.) символом угрозы мусульманского вторжения и необходимости защиты национальной идентичности Венгрии. Используя повести самого популярного венгерского писателя Бана Мора, правительство спонсировало производство телесериала о войне против османов, первый эпизод которого посвящен битве при Мохаче", - говорится в статье.

"Сегодня все дети изучают эту страницу истории и великих героев и мучеников, павших на поле битвы. Это место, где рождается национальное чувство; до наших дней мы все еще находимся в феодальном средневековье ", - добавляет археолог.

Норберт Пап утверждает, что это место стало важным политическим символом стран Вышеградской группы и их пристрастия к христианской Европе. Однако Пап отмечает, что не следует представлять в карикатурном виде отношение венгров к исламу, который они, в конечном счете, понимают очень хорошо. "Необходимо знать, что после разгрома молодого королевства Венгрии Сулейман I по соображениям равновесия стал оказывать поддержку юному претенденту на престол, бежавшему в Трансильванию, против амбиций Габсбургов". В течение всего XIX века Венгрия переживала настоящую тюркофилию, а Османская империя поддерживала национальные движения", - уточняет Пап.

"Большоеновшество, которое сегодня вызывает недоверие, - это арабы и черная Африка. Орбан играет на этом недоверии, утверждая, что те, кто одобряет иммиграцию по экономическим причинам, не отдают себе отчет в опасных последствиях массовой иммиграции, подобно тому, как до битвы при Мохаче была недооценена опасность Турции ", - добавляет историк Мате Ботос.

"Орбан гениально использует неудачную историю, - отмечает журналистка. - В кампании по выборам в Европарламент, где Виктор Орбан уверен в своей победе, так как за его партию "Фидес" готовы проголосовать около 50% избирателей, венгерский премьер-министр множит призывы защищать нацию и границы Венгрии, это его излюбленный аргумент перед лицом "Европы мультикультурализма", которую он ненавидит".

"Его противники в Будапеште резко критикуют карикатурные "полчища" и расистские намеки, в то время как на горизонте не видно ни одного мигранта. Но в Мохаче, городке с населением 20 тыс. человек, расположенном на берегах Дуная, недалеко от хорватской и сербской границы, похоже, все поддерживают позицию Орбана по этому конкретному вопросу. Всего в нескольких километрах граница была полностью закрыта забором из колючей проволоки, возвышающимся посреди лугов, за который местные жители тотчас похвалили "быстрые действия правительства", - указывает автор статьи.

"Жители Мохача по-прежнему говорят, что Европа - это "абстрактное понятие", "никто на самом деле это не обсуждает", они по-прежнему глубоко привязаны к идее нации и безопасности своей границы, которую в 2015 году пересекли сотни тысяч людей после призыва Ангелы Меркель", - передает Мандевиль.

Встреченный нами на берегу Дуная 74-летний бывший плотник Йожеф Крашнай говорит: "Мой сын в Будапеште, моя дочь в Лондоне, мой внук в Гонконге, каждый должен выкручиваться сам". Но он согласен с Орбаном в вопросе о границе и миграции. "Есть венгерская пословица, что, если ты примешь цыгана в своем доме, то на следующий день он выбросит тебя из окна", - поясняет он, добавляя, что предпочитает, чтобы "венгерские деньги тратились на бедняков в Венгрии и на местных цыган, а не на иностранных мигрантов, хотя мы и должны вести себя с ними корректно".

"Орбан сумел завоевать доверие в сельской местности и в провинциальных городах, представившись Робин Гудом, который выступает против ЕС по вопросу миграции. Он говорит с их сердцами, с их национальными чувствами, он говорит им, что они храбры, как и венгерские воины в Мохаче, и это радует их. У них создается впечатление, что они чего-то стоят", - анализирует историк Мате Ботос.

"В Будапеште мы встретились с Каталин Новак, министром Венгрии по делам семьи, - указывает Le Figaro. - Каталин Новак говорит, что, общаясь со своими европейскими коллегами, она чувствует, что они возвели в ранг "теории эволюции" идею о том, что "либерализм превосходит консерватизм, и что мы должны обязательно пойти по этому пути, чтобы достичь предположительно более высокого уровня". "Но я не согласна. Я думаю, что в жизни нации есть разные перекрестки. Некоторые европейские страны приняли свое решение и выбрали иммиграционную и мультикультурную модель. А мы хотим пойти другим путем, потому что мы привязаны к нашей цивилизации и видим европейский опыт, который не представляется нам убедительным", - говорит она.

"Новак поражена тем фактом, что Европа вовсе не обеспокоена своим демографическим кризисом, намереваясь разрешить его с помощью иммиграции, хотя ни одна европейская страна уже не в состоянии, с нынешними темпами, обеспечить возобновление поколений", - говорится в репортаже. "Виктор Орбан считает, что если Европа перестанет производить детей и продолжит механически импортировать рабочую силу, то у нее возникнет цивилизационная проблема, нельзя импортировать людей, словно это яйца!" - говорит министр.

"Затем мы встретились с Дорой Дьёрффи, либеральным экономистом из Гарварда, которая училась у великого экономиста Яноша Корнаи, а теперь преподает в Университете Корвинуса и Католическом университете Будапешта, - пишет спецкор. -Дьёрффи считает, что действия власти, по сути, заключаются в установлении права контроля над проводимыми исследованиями, такие же подозрения у Виктора Лоринца, историка из Академии наук и одного из членов профсоюза Академии. Он говорит, что сопротивление усиливается. Забастовка мобилизовала тысячи ученых. "Люди с докторской степенью не хотят быть слугами власти", - говорит Дора, отмечая, что свободы, которой она пользовалась в течение всей своей карьеры, "становится все меньше".

"Официальный представитель правительства Венгрии Золтан Ковач отвечает, что подобные обвинения в авторитаризме и нарушении верховенства закона основаны не на юридической критике, а на "эмоциях" и политических суждениях. "Государство имеет право требовать результатов и большего количества инноваций от финансируемых им научно-исследовательских институтов", - говорит он. По его мнению, эти обвинения фактически отражают идеологическое наступление, проводимое политическими оппонентами правительства и одобренное Западом. "Нас наказывают за то, что мы отвергаем либеральную западную систему открытого общества", - сказал официальный источник венгерского правительства.

"Интересно было попытаться решить эти вопросы со СтефаноБоттони, итальянско-венгерским ученым из Венгерской академии наук, который провел на месте пятнадцать лет и собирается переехать в Италию, - пишет Мандевиль. - Несмотря на свой многолетний опыт, он говорит, что сам испытывает большие затруднения в составлении четкого представления о "политическом животном", появившемся в Венгрии, той самой нелиберальной, народной и авторитарной демократии, которая создает такие трудности для Брюсселя".

"Он напоминает, что "в суматохе конца коммунистической эпохи 1,5 миллиона человек потеряли свои рабочие места, поэтому они были счастливы, когда пришел Орбан и заговорил об исправлении прошлых ошибок и создании государства, способного защитить своих граждан".

"Орбан имеет абсолютную власть над парламентом, две трети которого он контролирует, теперь его цель состоит в том, чтобы создать "новую элиту", "новую буржуазию", сформированную во многих школах и университетах, в частности, католических, которые были созданы в последние годы, отмечает Стефано Ботони, перечисляя внушительное количество институтов, университетов и фондов, которые были профинансированы новой властью. Но так ли это плохо на самом деле?" - задумывается автор статьи.

"Ботони говорит, что в сложившейся ситуации оппозиция несет большую ответственность, поскольку она неспособна сформулировать действительно обоснованную критику, - передает Le Figaro. "Венгерская культура слишком манихейская. Все, что делает Орбан - это либо плохо, либо хорошо. Надоел этот политический экстремизм!" - говорит он. Однако добавляет, что давление власти настолько велико, что "необходимо поддерживать оппозицию". "У меня есть друзья, которые не осмеливаются поставить "лайк" в Facebook в поддержку забастовки Академии наук, потому что боятся, что их уволят", - говорит он.

"В посткоммунистических странах победитель забирает все, увы", - заключает один западный дипломат.

Источник: Le Figaro

Читайте на ГК:Ніредьгаза відзначатиме День міста (ПРОГРАМА)
Читайте на ГК:Мотор стартував у Лізі чемпіонів розгромною поразкою в Угорщині
Читайте на ГК:Українець перевозив до Угорщини в’єтнамців
Цей матеріал також доступний на таких мовах:Російська
Стрічка