1. Новини Закарпаття
  2. >
  3. Світ
  4. >

Як вони це зробили: як вдалося відкопати таємниці сімейного бізнесу угорського прем'єр-міністра

23.08.2018 21:05 Аналітика

Пропонуємо вашій увазі статтю від порталу gijn.org мовою оригіналу:

В мае прошлого года, после сложного многомесячного расследования, венгерский центр расследовательской журналистики  Direkt36 опубликовал свой первый материал о том, как компании семьи премьер-министра Виктора Орбана тайно наживались на проектах, финансируемых правительством; часто – оплачиваемых из бюджета Европейского Союза. Андраш Петхё и Бланка Зелди из Direkt36 вспоминают пять любопытных прорывов в своей истории.

Расследование во время пробежки

Андраш Петхё: Мое любимое место для пробежек в Будапеште — остров Маргит. Я был там бесчисленное количество раз, но моя пробежка 4 августа 2016 года была особенной. Не потому, что я бежал быстрее, чем обычно, а потому, что в тот день я увидел кое-что интересное.

На острове ремонтировали канализационные сети, и в разных точках складировали габаритные бетонные конструкции. Когда я пробегал мимо одной из таких стопок, то заметил на этих изделиях небольшие металлические пластины. Я остановился, чтобы прочитать, что на них написано, и обнаружил, что они были изготовлены компанией Dolomit Kft., расположенной в городке Гант, в часе езды от Будапешта. Название было мне знакомо: компания принадлежала Дёжё Орбану, отцу венгерского премьер-министра Виктора Орбана.

До меня доходили слухи о том, что компании родственников Орбана участвовали в государственных строительных проектах. Мы даже пытались найти доказательства, но сходу столкнулись с огромным препятствием — оказалось чрезвычайно сложно получить официальные отчеты об их участии. Компании Орбанов участвовали в проектах в качестве поставщиков, а не как основные подрядчики, а публичные базы данных не содержат информации о поставщиках.

Это мешало нам копать глубже, но то, что я увидел на острове Маргит, дало новый толчок. Это было прямым подтверждением того, что слухи из сферы строительной индустрии имели под собой фактическую основу. Это также натолкнуло нас на мысль посетить другие строительные площадки, чтобы попытаться найти предметы, которые могут поставлять компании Орбанов.

На хвосте у грузовиков

Андраш Петхё: Было очевидно, что случай непростой, поэтому мы начали вести расследование в нескольких направлениях. Мы собрали публичные данные и нашли источники в строительной отрасли, которые могли владеть информацией об участии компаний Орбанов в госпроектах. Кроме того, я стал частым гостем в штаб-квартире семейного бизнеса, а это карьер недалеко от Ганта.

Сначала я отправился туда, чтобы осмотреть местность. Вскоре стало понятно, что вокруг карьера активное движение. Всего за пару часов я увидел, как туда заехало и оттуда выехало несколько грузовиков. Они были загружены камнями и другим товаром, а затем уехали.

Меня осенила идея. А что если проследить за этими грузовиками? Если мне повезет, я смогу выяснить, кто клиенты компаний Орбанов.

Это звучало просто, но я довольно быстро понял, что следить за кем-то или чем-то на машине не так-то и легко. Прежде всего, трудно держаться на нужном расстоянии. Если вы слишком отстанете, то можете легко потерять цель на светофоре, если свет станет красным, прежде чем вы проедете. Если вы слишком приблизитесь к грузовику, то можете обнаружить себя, так как водитель медленно движущегося грузовика задастся вопросом, почему вы не обгоняете его.

Во время этих приключений у меня была своя доля неудач. Однажды я потерял грузовик из виду после того, как следил за ним больше часа. В другой раз мне удалось проследить грузовик до его места назначения, но оказалось, что оно не имеет отношения к нашей истории. Но этот метод также принес и некоторые успехи. Грузовик, который я вел, привел меня к асфальтному заводу строительной компании, работающей с крупными госпроектами. Он стал важной составляющей нашей истории.

Документы о горной добыче в странных местах

Петхё: С самого начала поиск официальных документов о работе компаний был неотъемлемой частью расследования. Дело усложнялось тем, что мы не совсем понимали, какие именно документы нам нужны. Никто не мог рассказать нам, в каких папках искать документы с информацией об компаниях Орбанов. Поэтому мы пытались получить доступ к полным архивам некоторых госпроектов, хотя знали, что эти архивы могут быть огромными, часто состоящими из десятков тысяч страниц. Оба наши журналиста получили  в этой части расследования весьма интересный опыт.

Прорыв в нашем расследовании произошел тогда, когда мне удалось получить официальный документ, подтверждающий, что компания семьи Орбанов была поставщиком крупного проекта по сооружению канализации в Эрде, городке недалеко от Будапешта. Я был особенно счастлив, потому что получить документы было довольно сложно.

Хотя компания, ответственная за канализационный проект, открыла мне доступ к документации, возникли некоторые препятствия. Менеджер компании предупредил меня, что архив огромен, и лишь небольшая его часть оцифрована. Он добавил, что основная часть бумаг хранится в металлическом контейнере на местном очистном объекте. И это оказалось проблемой.

«Я с трудом скрывала свою радость от мэра, когда уже в третьей открытой мною коробке я обнаружила несколько накладных с названием одной из компаний Орбанов».

Я обратился к компании прошлой зимой, когда мы переживали необычайно холодный период. Менеджер сказал мне, что, согласно их правилам, он должен назначить одного из своих коллег сопровождать меня, пока я проверяю документы. И он не хотел, чтобы его сотрудник страдал от холода. Поэтому он попросил меня вернуться к этой теме, когда погода улучшится, а температура поднимется выше нуля.

Я продолжал проверять прогноз, и когда увидел, что должно потеплеть, снова позвонил ему и назначил встречу. В контейнере было все еще очень холодно, я едва не отморозил себе пальцы, но когда обнаружил первый документ, подтверждающий участие компании Орбанов в строительстве, это вызвало у меня такой энтузиазм, что все эти неудобства меня уже больше не волновали.

Бланка Зелди: Как и проект строительства канализации в Эрде, получить другие проектные документы было тоже непросто. Например, строительные работы в деревнях района Тапиоменте закончились в мае 2016 года, и проектная компания была ликвидирована. Почти год спустя было трудно выяснить, у кого искать документацию.

В итоге мы обратились к местным властям Надькаты. По электронной почте мы две недели переписывались с мэром, который наконец пригласил нас на личную встречу; мы думали, что цель встречи — показать нам документы. Однако после полутора часов езды мы были удивлены, когда нас завели в совершенно пустой офис. Оказалось, что нас вызвали в Надькату не для того, чтобы посмотреть документацию, а чтобы вместе с бывшим техническим руководителем проекта определить точный тип документов, которые нам нужны.

После первого неудачного визита нам пришлось прождать еще две недели, чтобы наконец увидеть сами документы. Рядом с футбольным полем в Надькате находился старый склад с коробками с документами. Я с трудом скрывала свою радость от мэра, который сопровождал меня в процессе просмотра документации, когда уже в третьей открытой мною коробке я обнаружила несколько накладных с названием одной из компаний Орбанов.

Летние велосипедные туры

Зелди: После публикации нашей первой статьи о бизнесе семьи Орбана мы получили несколько наводок от наших читателей и других источников на другие строительные проекты, в которых приняли участие компании Орбанов. Два из них реализовывались летом: один был проектом рекультивации на электростанции возле Орослани, а другой — масштабная реконструкция железной дороги на озере Балатон.

Поскольку государственная компания, ответственная за проекты, не позволила нам заглянуть в проектную документацию, я попыталась получить доказательства участия семьи Орбанов на самой строительной площадке. Я ездила на место на велосипеде, потому что так мне было легче подойти к строителям и поговорить с ними. Кроме того, у меня нет водительских прав.

В конце концов, велосипедные прогулки оказались полезными вдвойне.  На одном из первых же грузовиков, которые обогнали меня по пути к электростанции, был логотип транспортной компании семейства Орбанов. После того, как я добралась до входа на электростанцию, я провела еще около часа за деревом, откуда смогла снять видео большого количества грузовиков той же компании, прибывающих на строительную площадку.

В поисках знаков: грузовик с логотипом компании младшего брата венгерского премьер-министра прибывает на одну из самых старых ТЭС Венгрии. Фото: Direkt36.

Проект железной дороги возле Балатона был еще более сложным. Я два раза проехала на велосипеде по 80 километров вдоль рельсов под реконструкцию, но так и не увидела на площадке никаких грузовиков. Однако по дороге со мной поздоровались несколько строителей. Они были очень удивлены, когда в ответ я подъехала к ним ближе и спросила: «Вы не знаете, из какого карьера привезли эти измельченные камни?»

Но, поскольку я сказала им, что я журналистка, всего несколько работников правдиво ответили на мои вопросы. Тем не менее, мне три раза сказали, что строительные материалы поступают из Ганта, из карьера, принадлежащего отцу премьер-министра. Когда я наконец прибыла в официальный офис проекта, двое сотрудников подтвердили информацию, полученную от строителей. После того, как я покинула офис, то отпраздновала свой успех лангошем – съела жареную венгерскую лепешку, обычно продаваемую на озере Балатон. Ведь мне удалось собрать ценную информацию о бизнесе семьи Орбанов!

Брюссельская битва

Зелди: Перед публикацией мы всегда отправляем подробные запросы всем, кто упоминается в наших материалах. Тем не менее, премьер-министр Орбан и его отец так и не ответили на наши вопросы об их семейном бизнесе, отправленные им по электронной почте. Мы хотели расспросить премьер-министра о том, почему он ранее выступал против участия своего отца в государственных проектах, а теперь его семья получала выгоду от финансируемых ЕС строительных проектов. На мероприятиях, организованных в Венгрии, он обычно отмахивался от неудобных вопросов, поэтому нам нужно было подобрать для генерального интервью место получше.

Журналист из Брюсселя подсказал мне, что два раза в год, после заседания Европейского совета, Орбан, как правило, проводит расширенную пресс-конференцию, где обычно подробно отвечает на все вопросы иностранных и венгерских журналистов. Поэтому я быстро заказала недорогой билет для поездки на пресс-конференцию, запланированную на июнь.

За два дня заседания Совета я провела большую часть своего времени в здании Европарламента, поскольку точное время пресс-конференции не было опубликовано заранее. Наконец, пресс-конференция была назначена на второй день встречи в 14.00. Поскольку Европейская комиссия пригласила многих венгерских журналистов рассказать об этом мероприятии, зал наверняка будет заполнен под завязку.

Это вызывало у меня беспокойство. Пресс-конференцию отложили на час, и в самом начале пресс-конференции помощник премьер-министра предупредил журналистов, что Орбан может остаться только до 4 вечера, и, вероятно, не успеет ответить на все вопросы. За полукруглым столом я попыталась сесть как можно ближе к Орбану, но он начал принимать вопросы с другого конца стола, где сидел корреспондент MTI, государственного информационного агентства.

К счастью, я успела задать свой вопрос в последние 10 минут. Я впервые лично задавала вопрос премьер-министру, поэтому немного нервничала. Я много  думала о том, как может пойти разговор, но не предвидела одного: хитрого микрофона на моем столе. Чтобы задать вопрос, мне нужно было нажать кнопку на своем микрофоне, а чтобы ответить, Орбану нужно было нажать кнопку на своем.

Вместо того, чтобы прямо ответить на мой вопрос, Орбан ударился в запутанный рассказ о бизнесе своей семьи. Я хотел повторить свои вопросы — поэтому, пока он терялся в объяснениях, нажала кнопку — и лишь позже поняла, что, сделав это, отключила его микрофон. Сейчас, пересматривая запись пресс-конференции, я с улыбкой замечаю, что между мной и премьер-министром шла не только словесная баталия, но и невидимая битва микрофонов.

Это сообщение впервые появилось на веб-сайте члена GIJN Direkt36 и перепечатывается здесь с разрешения. Чтобы поддержать расследования Direkt36, вы можете внести свой вклад в их краудфандинговую кампанию.

Андраш Петхё является соучредителем и редактором Direkt36, некоммерческой расследовательской редакции в Будапеште. Петхё провел большую часть своей 14-летней журналистской карьеры в Origo, в прошлом ведущем новостном сайте. Он также работал в Мировой службе Би-би-си и получил две журналистские стипендии в Соединенных Штатах.

Бланка Зелди – журналист Direkt36. Ранее она работала в Origo и Abcúg, а также была фрилансером в Figyelő, престижном венгерском деловом и общественном еженедельнике. Базируясь в Будапеште, она имеет опыт работы в экономических и бизнес изданиях, а также расследовательской журналистике.

 

Цей матеріал також доступний на таких мовах:Російська

Якщо ви знайшли помилку на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Стрічка
Система Orphus