1. Новини Закарпаття
  2. >

Ні миру, ні війни. Що на практиці змінює підписаний президентом закон про Донбас, - Страна

02.03.2018 21:08 Аналітика

24 лютого набрав чинності закон, який офіційні спікери називають законом "про реінтеграцію Донбасу". Хоча правильніше і коректно його називати просто "законом про Донбас".

Да пропонуємо вашій увазі статтю від видання Страна мовою оригіналу:

изучила, к чему может привести реализация этого документа на практике.

Полное название нового закона - "Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях". Верховная Рада приняла его 18 января, Петр Порошенко подписал 20 февраля.

По новому закону Украина признает Россию государством-агрессором, а неконтролируемые территории оккупированными. Также расширяются полномочия Вооруженных сил Украины (ВСУ).

Кроме того, как сообщала "Страна", на Донбассе будет создана новая вертикаль военной власти, которая получит полномочия, сходные с введением военного положения.

Не вместо АТО, а вместе

14 апреля 2014 года на Донбассе была начата антитеррористическая операция (АТО). Однако под видом АТО там шли полноценные военные действия с участием авиации, танков и тяжелой артиллерии.

С принятием нового закона о "реинтеграции Донбасса" вводится еще один вид силовых операций - "отпор вооруженной агрессии" (ОВА). И, как оказалось, ОВА не заменяет АТО, а может проводиться с ней параллельно. Об этом прямо говорится в изменениях, которые внесены в статью 3 закона "О борьбе с терроризмом",:

Таким образом, действия ВСУ на Донбассе теперь не обязательно будут привязываться к проведению АТО, и могут вестись параллельно с операциями спецслужб.

Порошенко дал приказ?

В новом законе одобрено решение президента об использовании Вооруженных Сил Украины для ОВА на оккупированных территориях. Это "добро" прописано в пункте 2 заключительных положений закона:

Нардепы при этом ссылаются на статью 85 Конституции, где им даны полномочия одобрять решения президента об использовании ВСУ и других военных формирований в случае вооруженной агрессии против Украины. Такие решения президент может принимать согласно п.19 статьи 106 Конституции.

Остается открытым вопрос, какое именно "решение президента" одобрила Верховная Рада. Какой-либо указ об использовании ВСУ в целях отражения вооруженной агрессии против Украины пока что не опубликован. Возможно, его наличие пока что держится в секрете.

Власть военных под контролем Порошенко

Как сообщала "Страна", в связи с проведением ОВА будут созданы Объединенные силы. В них войдут подразделения ВСУ и Нацгвардии, полицейские, пограничники и подразделения других военизированных госструктур.

Все силовики, участвующие в ОВА, будут подчиняться командующему Объединенных сил, который, в свою очередь, будет подчиняться Генштабу ВСУ и главнокомандующему в лице президента Украины. Президент также установит границы полномочий командующего Объединенными силами, а также компетенцию возглавляемого им штаба.

Указы о начале и завершении ОВА тоже должен будет издавать президент.

Таким образом, для проведения ОВА будет создана вертикаль власти, костяк которой будут составлять военнослужащие ВСУ, а замыкаться она будет исключительно на президенте.

Структуры СБУ против структур ВСУ

Пока остается открытым вопрос, каким образом новая военная вертикаль ОВА будет взаимодействовать с вертикалью АТО, которую контролируют спецслужбы.

Сейчас руководство АТО осуществляет Антитеррористический центр (АТЦ) при Службе безопасности Украины (СБУ). На АТЦ законом "О борьбе с терроризмом" возложена координация деятельности всех органов власти, привлекаемых к борьбе с терроризмом.

Именно АТЦ при СБУ имеет полномочия привлекать для участия в АТО на Донбассе силы ВСУ, Нацполиции, Нацгвардии и других силовых ведомств. Все привлеченные для АТО "силовики" подчиняются начальнику оперативного штаба АТЦ при СБУ.

АТЦ сейчас возглавляет первый заместитель главы СБУ Виталий Маликов. Его на эту должность назначил президент Петр Порошенко в июне 2015 года. Ранее, с июля 2014 года, АТЦ возглавлял нынешний глава спецслужбы Василий Грицак.

Что касается ОВА, то кандидатуру командующего Объединенных сил тоже должен утвердить президент Петр Порошенко. Представление об этом должен подать начальник Генштаба ВСУ Виктор Муженко.

Как сообщала "Страна", источники в Минобороны считают, что, скорее командующим ОС всего, им станет действующий командующий силами АТО от ВСУ генерал-лейтенант Михаил Забродский. 

Михаил Забродский окончил Военно-космическую академию имени Можайского в Санкт-Петербурге в 1994 году и до 1999 года служил в Вооруженных силах Российской Федерации. А с 2005 по 2006 год он прошел обучение в военном колледже США и свободно владеет английским языком.

Что смогут делать силовики

Закон "О реинтеграции Донбасса" предусматривает, что в зоне ОВА будет действовать особый порядок, который даст специальные полномочия органам безопасности и обороны.

Как уже сообщала "Страна", силовики на территории, прилегающей к району боевых действий, смогут входить в дома граждан, на территорию предприятий и учреждений, проверять транспортные средства. Также, по согласию владельцев, силовики смогут использовать их средства связи и транспортные средства. Эти права предусмотрены статьей 12 нового закона.

Военные будут иметь полномочия временно ограничивать или запрещать движение транспорта и пешеходов на дорогах, не допускать их на определенные участки и объекты.

Также они смогут досматривать граждан, их вещи и транспортные средства проверять документы, удостоверяющие личность, в случае их отсутствия – задерживать для установления личности.

Кроме того, они смогут применять, в случае крайней необходимости, оружие и спецсредства в отношении граждан при попытке их несанкционированного проникновения в район ОВА, а также в отношении граждан, которые препятствуют выполнению таких мероприятий.

Отметим, что эти полномочия сходны по объему с правами силовиков при АТО. По статье 14 закона "О борьбе с терроризмом" силы АТО могут задерживать граждан на срок до 30 дней – вместо 72 часов, положенных по Уголовно-процессуальному кодексу. Только с разрешения руководителя оперативного штаба в зоне АТО могут находиться посторонние лица, а по требованию руководителей сил АТО предприятия и организации в зоне должны прекращать свою работу.

А по статье 15 того же закона "О борьбе с терроризмом" силовики в зоне АТО имеют право:

- проверять у граждан и должностных лиц документы, удостоверяющие личность;

- проводить личный досмотр граждан, их вещей, транспортных средств и грузов;

- задерживать граждан, которые не выполняют требования силовиков, препятствуют их действиям, не санкционировано проникают в зону АТО, а также при отсутствии документов;

- ограничивать или запрещать движение транспортных средств и пешеходов;

- входить (проникать) в жилые и иные помещения, на земельные участки граждан, предприятий и организаций (но только во время прекращения теракта и при преследовании лиц, подозреваемых в его совершении);

- использовать в служебных целях средства связи и транспортные средства граждан (с их согласия), предприятий и организаций;

- применять оружие и специальные средства – но только в соответствии с законодательством.

Как видим, объемы полномочий сил АТО и ОВА во многом дублируют друг друга. Но есть и отличия.

Военные сами решат, где им воевать

Основное отличие между полномочиями силовиков при АТО и при ОВА состоит в том, что силовики смогут теперь самостоятельно определять границы зоны ОВА. Границы этих территорий должен установить начальник Генерального штаба ВСУ по представлению командующего Объединенными силами.

Сейчас же перечень населенных пунктов, в которых проводится АТО, устанавливает Кабмин. Осенью 2014 года было принято распоряжение КМУ № 1053-р. Однако его действие в день публикации 5 ноября 2014 года было приостановлено самим же Кабмином.

Затем границы зоны АТО начало определять распоряжение № 1275, которое вступило в силу с даты публикации 18 декабря 2015 года. До этого момента границы АТО нормативными документами определены не были, и силовики действовали под свою ответственность.

Оккупация теперь "в законе"

Среди новшеств закона "о реинтеграции Донбасса" - узаконивание оккупационного статуса неконтролируемых территорий. Раньше на законодательном уровне оккупированной была признана только территория Крыма - согласно статье 3 закона "Об обеспечении прав и свобод граждан и правовой режим на временно оккупированной территории Украины":

В отличие от Крыма, территории, которые контролируют так называемы "ДНР" и "ЛНР", назывались "оккупированными" только в нескольких постановлениях Верховной Рады:

- в постановлении Верховной Рады "О признании отдельных районов, городов, поселков и сел Донецкой и Луганской областей временно оккупированными территориями" от 17 марта 2015 года № 254-VIII;

- в обращении Верховной Рады к ООН, Европарламенту, парламентским ассамблеям Совета Европы, НАТО, ОБСЕ и ГУАМ и парламентам стран мира о признании Российской Федерации государством-агрессором (утверждено постановлением Верховной Рады от 27 января 2015 г № 129-VIII);

- в заявлении Верховной Рады "Об отпоре вооруженной агрессии Российской Федерации и преодолении ее последствий", утвержденном Постановлением Верховной Рады от 21 апреля 2015 г. № 337-VIII.

Однако какой-либо юридической силы эти постановления, обращения и заявления не имели: они законами не являлись и поэтому правовых норм не устанавливали. В них, в основном,  содержались призывы к "международным партнерам" признать факт оккупации части Украины, признать Российскую Федерацию агрессором, ввести против нее санкции, признать т.н. "ДНР" и "ЛНР" террористическими организациями и т.д. Поэтому перечисленные документы носили, скорее, декларационный характер.

"Минск" почти не виден

При подготовке текста законопроекта "О реинтеграции Донбасса" из него по рекомендации Комитета ВР по вопросам национальной безопасности и обороны, которым руководит Сергей Пашинский, вычеркнули упоминание о Минских соглашениях.

Минские соглашения изначально упоминались в президентском законопроекте только один раз - в статье 7 документа, где речь шла о "приоритетности выполнения пунктов по безопасности Минского протокола от 5 сентября 2014 г., Минского меморандума от 19 сентября 2014 г. и Комплекса мер по выполнению Минских соглашений от 12 февраля 2015 г. с целью создания необходимых условий для политического урегулирования".

Нардепов не устроило, что если привязать к закону Минские соглашения, то они обретают законный статус. И в Раде приняли свой вариант: в трактовке ситуации в Донбассе новый закон опирается только на международные договора и решения ООН общего характера.

За ущерб ответит Россия

Еще в новом законе просматривается попытка государства снять с себя и переложить на Россию ответственность за ущерб, причиненный в результате военных действий. Теперь, согласно части 4 статьи 2 закона "О реинтеграции Донбасса", ответственность за материальный или нематериальный ущерб, нанесенный Украине в результате вооруженной агрессии, возлагается на Российскую Федерацию.

Также в статье 7 сообщается, что Российская Федерация как государство-оккупант в соответствии с Гаагской конвенции о законах и обычаях войны на суше несет ответственность за нарушение защиты прав гражданского населения.

А в переходных положениях нового закона говорится, что иски о защите нарушенных прав (в том числе, о возмещении вреда, нанесенного в связи с ограничением права собственности или разрушением недвижимости) из-за агрессии Российской Федерации, могут подаваться по месту нахождения истцов.

Это, очевидно, касается беженцев из зоны АТО, у которых там была разрушена недвижимость или они утратили права на нее.

Истцы, которые подают иски к Российской Федерации, как к государству-агрессору, о возмещении причиненного имущественного или морального вреда, теперь будут освобождены от уплаты судебного сбора.

В общем, новый закон стимулирует всех, кому был нанесен какой-либо ущерб в результате конфликта на Донбассе, судиться с Россией. Причем в украинских судах.

Раньше считалось, что ущерб имуществу и здоровью пострадавших нанесен в ходе АТО, а не военной операции. А ущерб от терроризма должно компенсировать государство. Этот ущерб включает и разрушенные дома, и потерю места жительства, и потерю здоровья, и смерть родственников.

Обязанность государства компенсировать ущерб от терроризма зафиксирована в статье 19 закона "О борьбе с терроризмом":

Как сообщала "Страна", украинские суды массово рассматривают иски беженцев из зоны АТО и присуждают миллионы за разрушенные дома. Однако Верховный суд, как правило, отменяет уже принятые решения и возвращает дела в суды первой инстанции по второму кругу.

Теперь, видимо, государство решило снять с себя ответственность за ущерб в результате АТО. Поэтому пострадавшим, скорее всего, придется обращаться за защитой в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). 

Документы "ЛДНР" будут признаваться, но не все

Вместе с тем закон устанавливает, что какие-либо документы, выданные в связи с незаконной деятельностью вооруженных формирований и "оккупационной администрации" недействительны. Но есть два исключения: документы, которые подтверждают факт рождения или смерти человека, которые выданы на временно оккупированных территориях, будут признаваться украинскими государственными органами, если заявители их будут прилагать к заявлениям о государственной регистрации рождения или смерти.

Читайте на ГК:Курс валют на 14 березня: гривня знову зросла
Читайте на ГК:Більше 80% українців скаржаться на низьку зарплату
Читайте на ГК:У Греції українських моряків засудили до довічного ув'язнення
Цей матеріал також доступний на таких мовах:Російська

Якщо ви знайшли помилку на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Стрічка
Система Orphus